среда, 18 февраля 2009 г.

Насилие должно прекратиться: Заявление о ситуации в ГАЗЕ

Заявление о ситуации в ГАЗЕ

Ричард Фолк

В резолюции, принятой 12 января, Совет по правам человека решил направить срочную независимую международную миссию по расследованию фактов нарушения международных прав человека и гуманитарного права в секторе Газа.

По окончании 9-го специального заседания, на котором обсуждались «серьезные нарушения прав человека на оккупированных палестинских территориях, включая недавнюю агрессию в оккупированном секторе Газа», Совет, состоящий из 47 членов, принял резолюцию 33-мя голосами при 1 голосе против и 13 воздержавшихся.

Резолюция призывает к «немедленному прекращению израильских военных атак на всех оккупированных палестинских территориях, в частности в оккупированном секторе Газа, в результате которых до настоящего времени насчитывается более 900 убитых палестинцев и более 4 000 раненых палестинцев, включая большое сило женщин и детей.

Она также призывает к «прекращению ракетного обстрела израильского гражданского населения, что привело к гибели 4 гражданских лиц и нанесению ранений нескольким лицам».

«Срочная независимая международная миссия по расследованию фактов», которая будет назначена председателем Совета по правам человека, должна будет «расследовать все нарушения международного закона по правам человека и международного гуманитарного права оккупирующим государством – Израилем – по отношению к палестинскому ароду на всех оккупированных палестинских территориях, в частности в оккупированном секторе Газа в результате происходящей агрессии», - говорится в документе.

Обращаясь к специальному заседанию 9 января, верховный комиссар по правам человека Нави Пиллей сказала, что «ситуация невыносима. Прекращение огня, к которому призвал Совет Безопасности ООН, должно быть немедленно осуществлено. Насилие должно прекратиться».

Она недвусмыленно подчеркнула, что международный закон по правам человека должен применяться при всех обстоятельствах и во всех случаях, и усиленно призвала стороны, участвующие в конфликте, «выполнить свои обязательства согласно международному гуманитарному праву, заключающиеся в том, чтобы собрать раненых, позаботиться о них и эвакуировать их и защищать и уважать работников здравоохранения, больницы и медицинские подразделения и санитарный транспорт».

«За нарушения международного права непременно надо отвечать», - сказала верховный комиссар и предложила Совету обсудить возможность направить миссию для оценки нарушений, совершенных обеими сторонами конфликта, чтобы выявить существенные факты и обеспечить несение ответственности.

«Напоминаю этому Совету, что нарушения международного гуманитарного права могут явиться военным преступлением, за которые может быть потребована индивидуальная ответственность преступников», сказала она. Верховный комиссар также призвала стороны конфликта разрешить работу независимых инспекторов по правам человека как в Израиле, так и на оккупированных палестинских территориях, чтобы документировать любые нарушения международных законов по правам человека и гуманитарного права. Она призвала, чтобы обладателям мандата по специальным процедурам был обеспечен неограниченный доступ в Газу и на Западный берег.
В своей резолюции Совет также обратился с просьбой к Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну «расследовать последний обстрел помещений БАПОР в Газе, включая школы, в результате чего погибли десятки палестинских гражданских лиц, включая женщин и детей». Чтобы созвать специальное заседание, требуется поддержка одной трети членов Совета (16 членов или более). В целом 32 члена Совета поддержали проведение специального заседания.

Специальное заседание было проведено по просьбе Египта от имени Арабской группы и Африканской группы, Пакистана от имени Организации исламской конференции и Кубы от имени Движения неприсоединения.

Это девятое специальное заседание Совета по правам человека. Предыдущие специальные заседания Совета рассматривали проблемы, связанные с Ливаном, Дарфуром, Мианмаром, глобальный кризис продуктов питания, тему Демократической Республики Конго и тему оккупированной палестинской территории.

Источник: http://www.ohchr.org/EN/NewsEvents/Pages/ViolenceMustStop.aspx

ЗАЯВЛЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНОГО ДОКЛАДЧИКА ПО ПАЛЕСТИНСКИМ ТЕРРИТОРИЯМ, ОККУПИРОВАННЫМ С 1967 ГОДА, ДЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НА СПЕЦИАЛЬНОМ ЗАСЕДАНИИ СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА, КАСАЮЩЕМСЯ СИТУАЦИИ В СЕКТОРЕ ГАЗА,
9 ЯНВАРЯ 2009 ГОДА

1. Это заявление делает упор на воздействие продолжающей израильской военной кампании против Газы, начатой 27 декабря 2008 года, на гуманитарную ситуацию, в которой находятся 1,5 миллиона палестинцев, запертых в секторе Газа. В соответствии с мандатом, комментарии ограничены вопросами, связанными с обязательствами Израиля как оккупирующего государства уважать международное гуманитарное право (МГП), в котором идет речь главным образом о правовых обязательствах, содержащихся в Четвертой Женевской конвенции от 1949 года, где устанавливаются с определенными деталями правовые обязанности Израиля как оккупирующего государства. Основные обязанности согласно МГП также рассматриваются как обязывающие юридические обязанности в рамках обычного международного права. Заявление касается вопросов международного закона о правах человека (МЗПЧ), а также последствий серьезных и постоянных нарушений как МГП, так и МЗПЧ в качестве вопросов, подпадающих под действие международного уголовного права (МУП). Также необходимо учесть лежащие в основе израильские требования в смысле безопасности, то есть что военное вторжение в Газу было «оборонительной» операцией, соответствующей международному праву и Хартии ООН и что не существует никакого «гуманитарного кризиса», который сделал бы масштаб и природу использованных военных сил предположительно «чрезмерными» и «диспропорциональными».

2. Хотя Израиль утверждает, что он более не является оккупирующим государством ввиду отвода своих войск из сектора Газы, эксперты по международному праву продолжают придерживаться мнения, что характер продолжающегося контроля Израилем границ, воздушного пространства и территориальных вод заставляет считать статус Израиля с правовой точки зрения статусом оккупирующего государства.

3. Качество этого доклада несомненно снижается из-за отсутствия непосредственного наблюдения предварительно существовавшей в Газе гуманитарной ситуации, которая должна была быть целью миссии, предпринятой специальным докладчиком для сбора информации с цель составления доклада для очередного заседания Совета по правам человека (СПЧ), намеченного на март 2009 года. Эта миссия была отменена, когда специальному докладчику было отказано во въезде в Израиль 14 декабря 2008 года, он был задержан примерно на 15 часов в камере аэропорта «Бен Гурион» и выслан на следующий день. Такое обращение с экспертом ООН, выполняющим порученную ему миссию, должно было бы стать серьезной проблемой для организации в целом, ставя под сомнение долг государства-члена сотрудничать и обращаться с лицами, выполняющими работу ООН, с должным достоинством. Следует надеяться, что можно будет убедить правительство Израиля пересмотреть свою политику исключения, подрывающую работу этого мандата. Это беспокойство относительно недопуска сочеталось в период, предшествовавший нападению Израиля на Газу, а также в ходе военных операций, с отказом допускать иностранных журналистов – политика, которая была с успехом оспорена в израильских судах, но еще до сих пор без ощутимых результатов. Как отметила газета «Нью-Йорк Таймс», Израиль отказывает представителям СМИ в доступе к оценке гуманитарного воздействия его военных операций в Газе, в то же время стимулируя журналистов знакомиться с любыми губительными результатами ракетных атак по гражданским лицам в Израиле. Даже требования Международного комитета Красного Креста посетить сцены предположительных гуманитарных злоупотреблений встречались до сих пор с отказом – например, посетить место военной операции в городе Зейтан сектора Газа, в ходе которой было по сообщениям умышленно убито 60 членов семьи Самуни, включая нескольких детей. Этот вопрос доступа является ключевым для работы специальных докладчиков и требует внимания Совета по правам человека и ООН в целом.

4. Основной причиной этого специального заседания является существование чрезвычайного гуманитарного положения в Газе, набор условий, которые были поставлены под сомнение на многих публичных встречах министром иностранных дел Израиля Ципи Ливни. Г-жа Ливни утверждает, что нет необходимости для «гуманитарного перемирия», потому что нет гуманитарного кризиса. Она уверяет, что Израиль позволял пересечь границу партиям продуктов питания и медикаментовми, однако, как отмечали сотрудники БАПОР и других организаций ООН, эти партии не облегчат голода и трудностей с питанием, пока не станет возможным их распределение, чего не происходит ввиду военных условий, превалирующих на большей части сектора Газа. До какой малой степени может повлиять на это ужасающее обстоятельство трехчасовой перерыв в боевых действиях, объявленный Израилем 7 января, - это еще предстоит увидеть. Помимо непосредственного кризиса следует отметить некоторые важные черты: примерно 75% населения не имеет доступа к чистой воде и живет без электроэнергии. Эти условия накладываются на обстоятельства, в которых живут жители Газы в результате длительной блокады, которая сказалась на их физическом и умственном здоровье, и на положение с питанием населения Газы в целом, в силу чего 45% детей страдают от острой анемии. Вследствие вмешательства в поставки лекарств и медицинского оборудования и закрытия границ многие жители сектора не в состоянии получать или продолжать лечение при болезнях, угрожающих их жизни. Также надежным образом подтверждено, что 80% населения Газы живет ниже уровня бедности, что полная безработица приближается к 75% и что система здравоохранения находится почти что в состоянии краха вследствие блокады. Это сочетание условий наверняка приводит беспристрастных международных наблюдателей и гражданских работников к неоспоримому заключению, что население Газы уже испытывало гуманитарный кризис большого масштаба до 27 декабря.

5. Применение силы оккупирующим государством при угрозах безопасности, исходящих от находящегося под оккупацией населения, допустимо в границах, установленных международным правом. Израиль утверждает, что его настоящая военная кампания является обоснованной и необходимой ввиду масштаба и серьезности ракетных атак, направленных на ихраильское гражданское население, проживающее в южноизраильских городах Сдерот и Ашдот, и приписываемых Хамас. Имеется ряд вопросов, которые потребуется решить, оценивая эти утверждения, и которые не были до настоящего времени должным образом обсуждены как в дипломатических кругах, так и в СМИ.

6. Следует недусмысленно указать, что не имеется правового (или морального) оправдания ракетному обстрелу гражданских объектов и что такое поведение является нарушением МЗПЧ, связанным с правом на жизнь, а также представляет собой военное преступление. В то же время следует оценить природу нападения в контексте, в каком оно происходит, включая важность временного прекращения огня, которое соблюдалось с июня 2008 года, пока не было серьезно нарушено смертоносным израильским нападением на палестинских боевиков в Газе 4 ноября 2008 года. В течение года до 27 декабря не имело места гибели ни одного израильтянина от ракет, выпущенных из сектора Газа. Далее, с июня 2008 года прекращение огня соблюдалось обеими сторонами, имели место отдельные нарушения, но они не изменяли желания обеих сторон сохранять прекращение огня. В течение этого периода ожидалось, что Израиль снимет или, по крайней мере, облегчит блокаду, причинявшую огромные трудности всему населению сектора Газа, в особенности из-за ограничений в поставках продовольствия, лекарств и медицинского оборудования, а также топлива, но этого не произошло. Большой ущерб, причиненный гражданскому населению Газы, неоднократно указывался ведущими официальными сотрудниками ООН на месте, включая генерального комиссара БАПОР, который наиболее прямо занимается обескураживающим делом удовлетворения гуманитарных нужд населения Газы.

7. Эта блокада, действующая в течение 18 месяцев, была незаконной, она была массовой формой коллективного наказания и в качестве такового является нарушением Статьи 33 Четвертой Женевской конвенции, а также нарушением Статьи 55, которая требует, чтобы оккупирующая держава обеспечила гражданскому населению достаточно продуктов питания и чтобы его нужды в области здравоохранения было удовлетворены. Подобная блокада не меняет неоправданного характера ракетных атак, но приводит к двум важным в правовой перспективе выводам: первый, что масштаб гражданского ущерба в результате израильского незаконного поведения был намного больше, что результат палестинского незаконного поведения, и второй, что любые усилия, чтобы добиться устойчивого прекращения огня, должны обеспечить, что как Израиль, так и Хамас уважали МГП, что более конкретно означет, что препятствия к доступу товаров для поддержания нормальной гражданской жизни должны прекратиться и не могут быть возобновлены как мера наказания, если в будущем произойдет какая-либо ракетная атака. Равным образом, если Израиль будет навязывать подобные ограничительные меры в будущем, это не будет означать какое-либо правовое оправдание возобновлению ракетных атак или иных форм насилия с палестинской стороны, направленного против израильских гражданских лиц. Существуют определенные трудности в том, чтобы приписывать Хамас ответственность за все ракетные атаки. В Газе есть независимые боевые подразделения, они действовали даже ранее Хамас, правящие власти были неспособны предотвратить всю ракетную стрельбу. несмотря на все свои усилия.

8. Израильская военная кампания также оправдывалась израильскими лидерами как «неизбежный» и «вынужденный» ответ на настойчивые ракетные атаки. Здесь опять важно рассмотреть фактическую сторону израильских оправданий, ссылающихся на разумность подобных акций и их оборонительный характер. Большинство отчетов о временном прекращении огня указывают, что именно применение Израилем больших смертоносных сил 4 ноября 2008 года привело прекращение огня к окончанию де-факто, прямо вызвав увеличение частоты ракетного огня с территории Газы. Также важно, что Хамас неоднократно предлагал продлить прекращение огня, даже на период до десяти лет, в случае если Израиль снимет блокаду. Насколько это можно утверждать, эти дипломатические возможности были не рассмотрены Израилем, хотя, правда, были усложнены спорным юридическим статусом Хамас как фактического представителя населения Газы. Это имеет правовую важность, так как кардинальный принцип Хартии ООН – прибегать к силе в самую последнюю очередь, обязывая Израиль честно полагаться на ненасильственные меры для прекращения ракетных атак.

9. Также важно согласно международному праву определить, до какой степени опора на силу пропорциональна провокации и необходима для сохранения безопасности. Здесь тоже аргументы Израиля кажутся неубедительными. Как упоминалось выше, ракетные атаки, хотя и незаконные и потенциально опасные, причинили небольшой ущерб и не привели к гибели людей. Организовать большую военную кампанию против в освновном беззащитного общества, уже серьезно ослабленного блокадой, усиливает диспропорцию применения современного оружия в боевых ситуациях, где военное господство в большой степени неоспоримо. Представляется существенным, что общие потери палестинцев на данный момент оцениваются в 640 убитых и примерно 2800 раненых, включая многих в критическом состоянии, причем квалифицированные наблюдатели указывают, что гражданские жертвы составляют примерно 25%. И напротив, согласно последним отчетам, было убито четыре израильских солдата, повидимому все из них в результате «дружественного огня», то есть вследствие ошибок в прицелах со стороны израильских огневых точек. Односторонность цифр потерь – одно измерение диспропорции. Другое – масштаб разрушений и широта атак. Очевидно, что разрушение полицейских сооружений, а также многих общественных зданий в многонаселенных городских кварталах является чрезмерным использованием силы, даже если полностью принимать израильские утверждения. Каким бы дискредитирующим ни являлось полагаться на диспропорциональные силы, существует отсутствие связи между предположительной угрозой, связанной с ракетами из Газы, и целями израильских атак, что придает дополнительный вес утверждениям, что использование силы Израилем является формой «агрессии», запрщенной международным правом, и наверняка чрезмерным в свете критерия «пропорциональности» и «необходимости».

10. Также имели место разнообразные ссылки, сделанные квалифицированными наблюдателями, на атаки Израиля на не допустимые законом цели и применение сомнительных с правовой точки зрения видов оружия, что нарушает обычное запрещение установленных международным правом видов оружия и тактик, которые являются «жестокими» или причиняют «ненужные страдания». В числе целей, рассматриваемых как недопутимые согласно МГП, Исламский университет, школы, мечети, медицинские учреждения и персонал (включая машины скорой помощи). В числе оружия, являющегося сомнительным согласно МГП, - фосфорный газ в снарядах и ракетах, который сжигает мясо до костей; взрывчатые вещества с плотной металлической начинкой (так называемые DIME), которые разрезают жертву на куски и повышают риск раковых заболеваний у оставшихся в живых; истощенный уран, связанный с глубоким проникновением, так называемые бункероразрушающие бомбы, использованные против туннелей в Газе, возможно причиняющие болезнь, связанную с облучением, любому, кто подвергся его действию в течение веков.

11. Это измерение «ненужных страданий», связанное с израильской кампанией, имеет важную черту, на которую не было обращено внимания. Во многих современных военных ситуациях большое число гражданских лиц стремится спастись, удаляясь от непосредственной опасности, становясь «внутренне перемещенными лицами» или «беженцами». Но Израиль путем строго контроля выхода из сектора прямо или косвенно отказал гражданскому населению Газы в возможности стать «беженцами» - это никогда не происходит по выбору, но является отражением отчаяния. Ввиду его отказа представляется достоверным, что население Газы оказалось в основном заключенным в силу израильской оккупационной политики. С точки зрения МГП это лишение жителей Газы права стать беженцами серьезно обостряет опасности, которым подвергается гражданское население, и подчеркивает серьезность гуманитарного кризиса, существующего в Газе с 27 декабря. С началом военной кампании эта ситуаиця драматически ухудшилась. Комментарии представителя Красного Креста в городе Газа выражает то, что понимают все: «Размер операций и размер нищеты на месте просто непомерен…»

12. С точки зрения мандата для оккупированных палестинских территорий, вниманию этого Специального заседания стоит представить следующие рекомендации:

1. Потребовать восстановить доступ на оккупированные палестинские территории специальному докладчику в качестве основной черты контролирующей роли ООН;

2. Добиваться инициатив Генеральной Ассамблеи в отношении расследования обвинений в военных преступлениях;

3. Предложить долговременное перемирие, основанное на прекращении ракетного обстрела с территории Газы и безоговорочном снятии блокады;

4. Потребовать консультативное заключение со стороны Международного суда, чтобы установить законный статус израильского контроля в Газе вслед за израильским «выходом» в 2005 году.

Источник: ООН

Перевод Вероники Спасской, Тлакскала

Комментариев нет:

Отправить комментарий