понедельник, 30 марта 2009 г.

«Они меня убили»: Даже императорский, фарфор продолжает быть очень хрупким. – Несчастный случай на производстве в эпоху постмодерна

Автор: Фаусто ДжудичеПеревод: Вероника СпасскаяСтатья опубликована 28.3.2009 г.

Источник: Même impériale, la porcelaine reste très fragile - Un accident du travail post-moderne
Español  Italiano  Deutsch

Императорский фарфоровый завод в Санкт-Петербурге, основанный императрицей Елизаветой II в 1744 году, является предметом российской национальной гордости. Он вновь обрел это престижное название, после того как с 1925 по 1993 год назывался Государственный фарфоровый завод имени Михаила Ломоносова (по имени основателя Российской Академии наук). Приватизация этого завода вызвала политико-судебную бурю.

Flash-back: в 1992 году стоявшее у власти трио Ельцин-Чубайс- Гайдар по дешевке, за сущий бесценок, продали 70 000 государственных предприятий частным лицам, преимущественно бывшим «красным» директорам заводов и фабрик.

Эта дикая приватизация, приведшая к возникновению тех, кого называют олигархами, вызывает яростную реакцию со стороны националистов, патриотов и коммунистов, которые говорят: «Ельцин продал нацию бандитам». В русском словаре появляется новое слово: деприватизация.

Ломоносовский фарфоровый завод интересует инвесторов США, которые хотели бы завладеть музеем фарфора, существующим при заводе. В 1998 году U.S.-Russia Investment Fund и Kohlberg Kravis Roberts - корсар Уолл-стрита – приобретают контрольный пакет акций завода – 54% - за скромную сумму в 4,5 миллиона долларов. Но в октябре 1999 года Арбитражный суд Санкт-Петербурга объявляет эту приватизацию незаконной. Пресса трубит о большой победе российской нации. Музей фарфора переходит под контроль Эрмитажа, а сам завод – под контроль олигарха, ветерана войны в Афганистане, подполковника в отставке Николая Цветкова, 1959 года рождения, и его финансовой группы «NIKoil Financial».

Обладая состоянием, которое в 2007 году оценивалось в 8,4 миллиарда долларов, Цветков занимает 83-е место в списке самых богатых людей мира, публикуемым ежегодно журналом «Форбс». Выкупив Императорский завод, он создает группу под пышным названием Imperial porcelain holding. C того момента он начинает завоевание возникающих рынков (Азии, в особенности Китая) и берет под контроль ряд предприятий в Италии, Германии, Испании, Англии, Австрии и… Франции.

В 2002 году Цветков «бросается на помощь» заводу «Дезульер де Шовиньи» (Deshoulières de Chauvigny) (Вьенн) в 30 км от Пуатье, затем в 2007, - заводу «Фоэси» (Foëcy) в Шере, отняв его у американского конкурента «Haviland».

«Дезульер» – семейное предприятие, созданное в 1826 году, которое владеет 4 заводами в 3 производственных районах, где трудится в целом 470 рабочих. (Chauvigny, Foëcy, Porcelaines de Sologne в Ламотт-Беврон, Porcelaine de Limoges, PDL и Doralaine в Ла Дорат, От-Вьенн). Это самая важная группа изготовителей фарфора во Франции.

Но начиная с 2004 года группа терпит убытки и накапливает дефицит (30 миллионов евро за три года).

В октябре 2008 года русские увольняют директора Янна Дезульера, заменяют его тандемом Сирил Роз – Жерар Цинк и объявляют о введении одного из своих знаменитых «социальных планов», фактически сокращая 82 рабочих места, то есть почти половину работников Шовиньи. Начинается борьба.

Во главе этой борьбы становится Филипп Виддерсховен. Этот 56-летний человек, начальник отдела информатики завода, является делегатом Генерального центра трудящихся на заводе. Он стоит в первом ряду всех действий персонала, направленных на попытку спасения их рабочих мест. Именно его новые хозяева завода избирают своей мишенью. В ноябре 2008 года они издают коммюнике, обвиняя его в том, что именно он ответственен за трудности, переживаемые предприятием.

Во вторник 24 марта 2009 года тело Филиппа Виддерсховена было обнаружено в пруду Мортемера, где он жил. В помещении синдиката его предшественник на посту синдикального делегата нашел фотокопию письма Филиппа, где он писал: «Они меня убили». Прося прощения у своей семьи (он оставил жену и двадцатилетнюю дочь), он объясняет свой поступок слишком сильным профессиональным давлением и просит считать его самоубийство НЕСЧАСТНЫМ СЛУЧАЕМ НА ПРОИЗВОДСТВЕ. Его товарищи-синдикалисты также ходатайствуют о том, чтобы его самоубийство признали несчастным случаем на производстве, что создаст юридический прецедент, прекрасно соответствующий безумной эпохе, в какую мы живем.

Филипп Виддерсховен в действии

Трагическое исчезновение Филиппа Виддерсховена вызвало большое волнение. Его память почтила президент района Пуату-Шарент Сеголен Ройяль. Сенатор-коммунистка призвала соблюсти минуту молчания в сенате.

Филипп Виддерсховен – человек из фарфора, раздавленный русским слоном, - это еще один член слишком длинной когорты жертв капиталистической глобализации.



Н. Данько. Моряк со знаменем. 1919 год. Изделие Государственного фарфорового завода в период революции, когда Санкт-Петербург назвался еще не Ленинград, а Петроград.

Об авторе
Фаусто Джудиче – редактор Basta!– газета движения сапатистов и член Тлакскалы– движения переводчиков за лингвистическое разнообразие. Эту статью разрешается воспроизводить при условии сохранения ее целостности и с указанием автора, источника и переводчика.
Вероника Спасская является членом Тлакскалы – сети переводчиков за лингвистическое разнообразие. Разрешается свободное воспроизведение этого перевода при условии уважения к его целостности, а также с указанием автора, переводчика и источника.