среда, 14 января 2009 г.

Все мы ГАЗА

О том, что сеют и что пожинают

Речь субкоманданте Маркоса о Газе на Всемирном фестивале Достойной ярости,
4 января 2009 года




Быть может, то, что я скажу, не имеет отношения к центральной теме этой встречи, а может быть, и имеет
Два дня назад, в тот самый день, когда мы обсуждали насилие, бесподобная Кондолиза Райс – сотрудник американского правительства – заявила, что все, происходящее в Газе, – вина палестинцев в силу их яростной натуры,
Подземные реки, протекающие по миру, могут менять координаты, но они поют одну и ту же песню.
И та песня, что мы слышим сейчас, - это песня войны и скорби.
Не очень далеко отсюда, в месте под названием Газа, в Палестине, на Ближнем Востоке, совсем рядом, хорошо вооруженная и обученная армия – армия правительства Израиля – продолжает продвигаться вперед, неся смерть и разрушение.
Предпринятые ею до сих пор шаги – это шаги классической захватнической войны: сначала интенсивные и массированные бомбардировки, чтобы разрушить «невралгические» военные точки (так говорят им военные учебники) и чтобы «нанести урон» укреплениям сопротивления; затем железный контроль над информацией: все то, что слышат и видят «во внешнем мире» – то есть вне театра военных операций, - должно отбираться согласно военным критериям; сейчас ведется интенсивный артиллерийский обстрел вражеской пехоты, чтобы обеспечить прикрытие продвижения войск на новые позиции; затем начнется окружение и осада, чтобы ослабить вражеский гарнизон; затем штурм для овладения позицией с уничтожением врага, затем «чистка» возможных «очагов сопротивления».
Военные силы агрессоров следуют шаг за шагом учебнику современной войны, с некоторыми вариантами и добавлениями.
Мы немногое знаем об этом, и наверняка есть специалисты по так называемому «ближневосточному конфликту», но в этом уголке кое-что мы должны сказать:
Судя по фотографиям информационных агентств, «невралгические» точки, разрушенные авиацией израильского правительства, - это жилые дома, лачуги, гражданские здания. Среди разрушенного мы не видели ни одного бункера, казармы, или военного аэродрома, или батареи орудий. В таком случае нам, простите наше невежество, приходится думать, что или авиационные стрелки плохо целятся, или в Газе нет таких военных «невралгических» точек.
Мы не имеем чести знать Палестину, но мы предполагаем, что в этих домах, лачугах и зданиях жили люди, мужчины, женщины, дети и старики, а не солдаты.
Мы также не видели укреплений сопротивления, только обломки.
Что мы действительно видели, так это тщетные до сих пор усилия по установлению информационной осады, а также различные правительства мира, которые колеблются, прикидываться ли им дурачками или аплодировать вторжению, и ООН, бесполезную уже довольно давно, которая издает вялые пресс-бюллетени.
Но погодите. Сейчас нам подумалось, что быть может для правительства Израиля эти мужчины, женщины, дети и старики являются вражескими солдатами, и в таком случае лачуги, дома и здания, где они живут, - это казармы, которые надо разрушить.
Тогда наверняка артиллерийский огонь, которые сегодня на рассвете обрушился на Газу, служил для того, чтобы защитить от этих мужчин, женщин, детей и стариков наступление израильской пехоты.
И вражеский гарнизон, который хотят ослабить окружением и осадой, уже замыкающимися вокруг Газы, - ничто иное как живущее там палестинское население. И что целью штурма будет уничтожение этого населения. И что за любым из мужчин, женщин, детей или стариков, которым удастся укрыться, спрятавшись во время наверняка кровопролитного штурма, будет затем вестись «охота», чтобы чистка была завершена и военное командование, возглавляющее операцию, могло бы доложить своим вышестоящим командирам: «миссия выполнена».
Снова простите нам наше невежество, быть может то, что мы говорим, не имеет отношения к делу или к происходящему, как на это посмотреть. И что вместо того, чтобы отвергать и осуждать совершающееся преступление мы, будучи туземцами и бойцами, должны были бы участвовать и становиться на определенную сторону в дискуссии о том, «сионизм» это или «антисемитизм», или о том, что в начале то были бомбы Хамас.
Быть может, наш образ мыслей очень прост и нам недостает оттенков и примечаний, всегда столь необходимых при анализах, но для нас, сапатистов, в Газе профессиональная армия убивает беззащитное население.
Кто, находясь внизу и слева, может молчать?
Имеет ли смысл что-нибудь говорить? Остановят ли наши крики какую-нибудь бомбу? Спасет ли наше слово жизнь какого-нибудь палестинского ребенка?
Мы думаем, что это имеет смысл, что быть может мы не остановим бомбы и хотя наше слово не превратится в бронированный щит, чтобы защитить от пули калибра 5,56 мм или 9 мм, на ободке патрона которой стоят буквы «ИПВ» - «Израильская военная промышленность», - грудь девочки или мальчика, но быть может наше слово сумеет присоединиться к другим в Мексике и в мире, и может быть оно сначала превратится в шепот, потом прозвучит громко и затем станет криком, который услышат в Газе.
Не знаю, как вы, но мы, сапатисты из Сапатистской армии национального освобождения, знаем, как важно среди разрушения и смерти услышать подбадривающие слова.
Не знаю, как это объяснить, но выходит, что да, что слова, доносящиеся издалека, быть может не способны остановить бомбу, но они словно пробивают щель в черной комнате смерти, и в нее проникает лучик света.
В остальном, произойдет то, что должно произойти само по себе. Правительство Израиля заявит, что нанесло сильный удар по терроризму, скроет от своего народа масштабы бойни, крупные производители вооружений получат экономическую передышку, чтобы противостоять кризису, и «мировая общественность» - это бесформенное и всегда приспосабливающееся существо – повернет голову и станет смотреть в другую сторону.
Но не только это. Также произойдет то, что народ Палестины будет сопротивляться и выживет, и продолжит борьбу, и ему по-прежнему будут симпатизировать снизу за его дело.
И быть может, также выживет в Газе какой-нибудь мальчик или какая-нибудь девочка. Может быть, они вырастут, и с ними вырастут отвага, негодование, ярость. Быть может, они станут солдатами или членами какой-нибудь из групп, борющихся в Палестине. Быть может, они вступят в бой против Израиля. Может быть, стреляя из винтовки. А может быть, пожертвуют собой, обвязавшись поясом с зарядами динамита.

И тогда там наверху будут писать о яростной натуре палестинцев и будут делать заявления, осуждая это насилие, и вновь будут обсуждать, сионизм ли это или антисемитизм.
И тогда никто не спросит, кто посеял то, что пожинается.

От имени мужчин, женщин, детей и стариков Сапатистской армии народного освобождения
субкоманданте повстанцев Маркос

Мехико, 4 января 2009 года

Перевод Вероники Спасской, ТЛАКСКАЛА

Todos somos/We are all/Siamo tutti/Nous sommes tous GAZA/Все мы ГАЗА

Комментариев нет:

Отправка комментария